Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Дневник, по-моему, тем и опасен: ты все время начеку, все преувеличиваешь и непрерывно насилуешь правду. <...>

Вести дневник стоит только в одном случае - если...*

____
*На этом недатированный текст обрывается. Прим. издателей
Сартр, "Тошнота"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:56 

Я снова здесь...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Где-то около двух часов назад у меня сочинилась песня. Здорово! Не знаю, навеяло что-то... Она называется "Я буду жить" Конечно, куда я денусь ;)

@темы: записки жизни, подростковское, читателям и смотрителям

20:41 

Снова что-то молочу...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Что такое свобода? Свобода - это когда от тебя ничего не зависит. Свободы нет, как мне хорошо оттого, что я несвободна! Мы все связаны друг с другом. Это же прекрасно! Так прекрасно! Свобода, свобода... "А жизни нашей для свободы мало. Есть небо для нее и кое-что еще"

@темы: подростковское, проблемы мозга

19:16 

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Это я хотела вчера записать, но, к сожаленью, из-за каких-то неполадок со связью мне не удалось этого сделать: «Сегодня был прекрасный день, как впрочем, и вчерашний, и позавчерашний... Сегодня готовились к последнему звонку. Смеялись, долго долго... А когда наступит, будем, наверное, все реветь...» Да, наверное! :yes:

@темы: школа

19:20 

Немного о себе …

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Я не хочу быть облаком
И не хочу летать как птица!
Я хочу на Землю спуститься
И на Земле поселиться.

Я хочу обрести друзей,
Я мечтаю найти свой дом.
Я мечтаю, мечтаю о том,
Чтобы людям жилось веселей,

Чтобы люди стремились к тому,
Чтоб не зло на Земле все изжить,
А Добро лишь творить и дарить,
Не найдется тогда места злу.

Я хочу, да! У меня много желаний!
А еще, еще мне очень хочется,
Чтоб ни один человек не поздно, не рано –
Никогда б не узнал одиночества!

И мне хочется, чтоб люди «страдали»
От счастья, от расставанья, но не от тоски и скуки,
И чтобы никогда не умирали,
Не иссыхали чувства в угнетающей разлуке.

А еще мне хочется почему-то…
А может быть, я знаю, почему?
Мне хочется кому-то одному
Все выплакать, все слезы… лишь одному кому-то…

И всю одежду измочить его/ее
Слезами радости от долгожданной встречи,
И тихо так душой упасть на плечи…
Все выплакать, все слезы, всё, всё, всё…

И слезы грусти, слезы нежности и боли,
Прости меня, что я так много плачу,
Ведь это все-таки чего-то значит…
Наверно, дождь прошел во мне и слезы пролил…

А я теперь их на твою рубашку вылью,
Прости меня, прости, она вся мокрая,
Я не хочу, я не хочу быть облаком…
Так слезы вылить – и растаять среди пыли…

@темы: моё, подростковское

19:36 

Доступ к записи ограничен

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:48 

Новая старая чепуха...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Я помню, мы ходили краеведческим отрядом в поход. В лес. Может быть, когда-нибудь я вспомню все, что было там. А сейчас не могу. Память осталась на двух фотографиях. Когда смотрю, вижу: тот день, нашу учительницу (Сейчас Вы в другой школе, Вы стали более веселой и стали чаще и еще с большим желанием улыбаться), нас, таких больших и маленьких еще… Вот мы тащим бревно, вот ты, вот я, а главное – вот и мы. «Теперь я могла бы сказать тебе о нас с тобой «мы», но за этим «мы» не было бы такого смысла, такого большого, даже огромного чувства, которое так ясно выражает слово «мы». Возвращаясь из леса, по пути мы зашли на кладбище. Сейчас я могу закрыть глаза, нет, мне даже не надо этого делать – я помню практически все… «А нас было четверо, помнишь? Ты, я <…> – мы посмотрели, – кто-то сказал. Как я помню, это была ты: «А детей сколько маленьких. Вот, вообще, 4 годика». Только не помню, сказала ты это до или после того, как была у могилы своей бабушки. Ты подошла, сначала вроде бы ничего. Только ветер был, и хотелось плакать (отчего?), но слезы стояли внутри…» Я помню, когда мы крестили брата в этом году уже, у меня тоже стояли слезы, даже в глазах стояли, а не капали. Это было, когда я вошла в сам храм, я была в церкви в первый раз, не считая того, когда меня двухгодовалую крестили. «А потом, как будто вырвалось откуда-то изглуби…» Я помню, она рыдала и так горько сожалела о том, что они так редко к ней ходили, что даже перед смертью не повидались с ней.

«А теперь? Ты осталась такою же, как была. Только себя ты закрыла столькими масками…» В четверг перед первомайскими праздниками она сказала: «А мы сегодня уже бухать будем». Сказала это не мне, а я услышала.

Как мне больно…


«Я до сих пор вижу в тебе хорошее….» Я его вижу в каждом. Только бывают люди, за внешностью которых я ничего не вижу; хочу представить – и ничего не вижу. Бывают другие, у которых даже внешность говорит о чем-то близком, добром. Есть люди, у которых я не смотрю на внешность, а если смотрю, то не могу увидеть, но я вижу свет изнутри. «Это так странно и мило». «Но ты истребляешь сама себя. Ты же физически, наверно, и морально себя уничтожаешь для себя… Прости меня, я хотела бы только, чтобы ты – была твоя большая душа, а не какой-то замерзающий ее остаток, который ты покрываешь новыми вызывающими нарядами, курением (хотя она раньше тоже курила, но сейчас не может вытерпеть перемену, чтобы не сходить и не покурить), своим поведением. И, наверное, у тебя даже нет такой мысли, что от этого он может еще сильней замерзнуть». Вот намолола, уснула вчера с той мыслью, что напишу "завтра" о Ленке.

14:06 

«Диалоги»

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
У окна

- Давай помолчим.
- Давай, а о чем?
- О солнце, что щедро так и горячо…
- Так тучи ж на небе! И облака…
- А что же за ними?
- Наверно, мечта.
- Хм, где?
- Да вот там, посмотри!
- Не знаю, быть может, пусть так. Let it be!
- Давай помолчим!..
- Давай, а зачем?
- Чтобы без слов все стало ясным.
- Да… Наверное, это прекрасно…
Как ты…

@темы: моё

16:04 

С кем-то

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Почему тебе кажется, что есть какие-то сверхъестественные тайны? Все просто: ты все можешь видеть, уловить мгновенную истину, прочувствовать, все пропустить через себя. Нет, не так "Ты все можешь видеть, поймать, прочувствовать", а вот так:
Посмотри, улови, почувствуй, наслаждайся, забудь, а потом вспоминай.
…Ветер был холодным, но я чувствовала не то, как холод проникает в меня, а как ветер хочет навести меня на что-то, на какую-то мысль… На то, что он любит меня и так заботится, чтобы придать моей прическе «оригинальность»… «Пусть твои волосы буду еще прекрасней /Тонкие, секущиеся :)/». Я помню, мама сказала в ответ на мои слова /«Блин, ветер все волосы раздувает»/: "Так же красивее..." Когда обращаюсь к памяти, копошусь, теряя верный путь в ее лабиринтах, во всех архивах, то проваливаюсь в обветшалый пол. Что же будет там к старости, все окончательно рухнет?

Ну вот и доказательство моей экзальтированности – не только мое поведение, а еще и мой виртуальный дневник. И вообще, надо заняться делом. Слышите? Труд облагораживает человека… а чтение моего дневника убивает. Если его кто-то читает… ;)



17:10 

Дарю Вам себя, а я - в своих стихах (и песнях)

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Вот решила поделиться с Вами: снова ко мне муза пришла… Из меня просто льются строчки и слова, и они стали это делать еще чаще и интенсивнее после того, как я создала здесь дневник. Странно, да? Наверно… вся моя жизнь странная. Ну так вот собственно то, чем я хотела поделиться:

1. I saw that angel.
I saw him on our Earth…
Perpetual ranger
Wandering back and forth.
I saw, I remember
His large transparent eyes,
His hair of amber.
(His heart never dies)

Refrain: I cannot forget you
I long to find you
I wanna be your angel
Too

To be continued and corrected…

Вот а второй куплет никак не могу найти, где-то записала, а где? Да, это уже переходит все границы, я памятью в ссоре… Кто нас помирит?

@темы: моё, подростковское

17:48 

Сегодня...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
На лавочке
Мы копали. Я пошла отдыхать, загорать на лавочку к дедушке.
- Что, как копается?
- Да ничего, – ответила я тихо. Дед не расслышал.
- Что, плохо? Нормально?.. А я докопался, чуть не умер в борозде. Хе!
- Хм, – я улыбнулась. Люблю деда слушать…
- А ты когда сдаешь, – пробормотал себе под нос…
- Чего? Когда сдаю? Туда-то?
- Да-да…
- Да в июле…
- Ну и что, сдашь?
- Не знаю.
- Уверенность есть?.. Читать надо!
- Да я читаю… Надо учить, учить, а не читать…
- А я, знаешь, раньше (в прошлом году) эту палестину копал: вышел утром – раз, потом – раз, и еще раз. И все. А нонче пять дней! И то, чуть не до смерти… Как будто танк по (этой) земле проехал… танк, - руками размахивал, так все объяснял, люблю его. – Или каток, вот видела (когда-нибудь) как дороги делают, вот катком, – я кивнула: «Ага». – Так вот как будто этим катком проехали… да еще и с нагрузкой (какой-нибудь)…
Я улыбалась; расставила руки, шорты загнула, пусть загораю…
- Что, загораешь?
- Да!
Потом через некоторое время продолжал:
- Да еще и грядки вон остались. Да это потом (подождет)… Надо сначала картошку посадить.
Мама потом меня спрашивала:
- Что это тебе там дед такое интересное рассказывал, руками махал.
- А я не скажу, – ответила я через несколько секунд, улыбаясь. Всегда улыбаюсь, когда вспоминаю что-нибудь до того милое и приятное… До того, что хочется, чтоб это обязательно повторилось. И не раз. Эх, трезвый дед – ценное сокровище.
Еще редактировать буду… наверное.
Из старых записей:
«Бабушка пришла сегодня: дед пьяный был. Какой у нас дед! Прекрасный человек… Нет, просто Человек… если трезвый. Мама говорит, что когда выпьет, другой человек становится. Я помню, однажды (тоже, когда пьяный был) он мне сказал: «Вот когда ты выпьешь, ты уже не человек будешь»… Я не пью, я даже никогда не «выпивала»…
А еще он говорил мне, причем не раз: «(Ведь) ты погибнешь». И тоже пьяный…»



18:11 

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Бывает, что я могу ляпнуть (и ляпаю) такое, что потом самой противно становится. И несколько минут назад у меня было именно такое непередаваемое ощущение, что я сказала что-то не то. Когда-то сказала не то.

@темы: моё, проблемы мозга

19:31 

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Прошу у Вас прощения, я со временем не в ладах так же, как и со своими родителями. То есть не то, чтобы совсем не в ладах, но только проблемы у меня с ними (и со временем, и с родителями). Поэтому, если не буду скоро, значит, буду не скоро! Еще раз, прошу прощения. Простите, ладно? :yes: Ну пожалуйста!

@темы: читателям и смотрителям

20:40 

Это было в понедельник на первом уроке...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
...После второго круга из глаз брызнули слезы и мелькнуло: "Я не дотерплю." А она "подбадривала": "Нет, нет, Катя, Катя, ты молодец, давай!" После пяти кругов только и сидело в голове: "Ни за что не сойду! Как можно - половина позади!" На шестом кругу расстегнула все, что было под кофтой, легче стало не очень, но больше не давило в поддыхло. На седьмом кругу ноги не поднимались, Костик поднажал (спасибо ему за это), и я подбавила за ним. На повороте шаг стала делать шире, откуда брала силы... После восьмого круга стало совершенно плохо... "Что делать? Всего меньше двух осталось!" Младшеклассники сидели по бокам беговой дорожки, кто-то сказал: "Давай, девочка." Я только кивнула, а там - десятый. Его я начала почти шагом, восьмой (или седьмой) круг я бежала так же, в голове была мысль, как бы она не сказала: "Ты же шагом идешь. Снимаешься с дистанции." Этого не произошло. Я слышала, мне говорили, некоторые даже почти шептали (может, мне показалось):"Давай." Я только кивала и думала: "Да. Да! Да!!! Даю." На последнем повороте поднажала, переступив финишную черту, свалилась на директора... Света бежала за мной, она остановилась и согнулась пополам. Я ее обняла, чтоб не упасть (ни мне, ни ей) и сказала: "Пошли. Только не садись (на землю)." Мы стояли у турников... "Свет!" - "А?!" - "Мы молодцы!!?" - и плевались... Фу... А мальчишки продрлжали бегать, наматывать свои 15 кругов... три километра. Как они выдержали!? Результатом этого бега стали не 9.37 (хвастаться нечем) минут, а "урок" литературы, проведенный у медсестры. Ничего, мне стало лучше. Спасибо всем за внимание.

@темы: школа

21:48 

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Доброй ночи, и пусть она у всех, у всех будет доброй!

@темы: пожелания

19:27 

Что сегодня было - ...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Ехали в автобусе домой. Мама купила билетик, у меня – проездной. Я посмотрела без интереса на этот маленький кусочек бумаги…
- Несчастливый, – сказала я убитым голосом.
- Несчастливый? – улыбаясь, переспросила мама. – Зато мы счастливые! Улыбнись, Кать!

@темы: записки жизни

20:58 

Вечером 14 Мая...

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
А я - зачеркивать блуждающие строчки,
А мне не нравится, что я пишу.
Спасибо сердцу, что я все еще дышу...
А где же рифма дальше? - рвется в клочья!!!


А сегодня (21 мая) досочинила песню... Сама сочинилась, в ней вроде бы и смысла большого нет, и когда читаешь про себя только стихи - как-то не очень. А когда под гитару - классно! Спасибо папе, он мне там рифму одну подсказал. И Вам спасибо! Я эту песню начала вчера, когда сидела и просматривала все записи, Ваши комментарии, и тут стукнуло! Покоя мне нету! От всех этих "навеваний"!!!!!

@темы: моё

19:11 

«В последний раз…» или Изложение с элементами сочинения

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
В последний раз мы слышим школьный наш звонок,
В последний раз бежим всем классом на урок,
В последний раз, теперь закрыта в детство дверь,
Ну вот и все, мы стали взрослыми теперь.

Мы говорим не «до свиданья», а «прощай!»,
Своих детей мать-школа помнить обещай,
А что не так, ты уж пожалуйста прости,
Прости за все, прости и просто отпусти.

Света Стулова, <..> 11А 2004 год

Все смешалось в доме Облонских…
Точнее, все так быстро переменилось, что я не сразу успела сообразить, что, куда, когда и почему. Все планы и мечтанья (доказавшие свою бессмысленность) рухнули под тяжестью непредсказуемой действительности. Все просто: мама отобрала у Костика ключи от квартиры… Вот так. Я услышала и спросила девчонок: «Что, не будем, что ли, отмечать?»
- Как? У Надьки! Вы еще ничего не знаете? Вам не сказали?
- Нет…
- Надо остальных спросить, а то, может, не все еще знают. Пошли…
Оповестили всех, а толк был все же небольшой, мальчишки, которые собирались к Костику, сказали, что не пойдут…
- Нам физкультуру на следующее утро сдавать!
- А… Так не пойдете, значит?
- Нет, мы не пойдем…
- Жаль, очень жаль, - У Надьки особенная манера говорить (не то, что слова, а вообще само то, как она произносит те же слова и что она при этом может делать), особенно с мальчишками… нашими – еще особеннее.
…На Последний звонок почти все девчонки в формах пришли. В нашем классе – вообще все, за единственным и всем понятным исключением. Светка еще до этого сколько раз повторяла:
- Вот ты меня в форме представляешь?
- … (некоторое молчание да улыбки сплошь и рядом)
Помню, я спрашивала ее сама:
- Свет, а ты в форме идешь?.. На Последний звонок?
- Нее, че я дура, что ли? – сказала таким голосом, да еще с такой интонацией, что стало ясным, что никто никогда ни за что не заставит напялить ее эту форму…
… Я ничего капитально не успела сделать утром…
У меня все пошли кто куда. Я даже думала, что они и не придут, только бабушка… Вроде бы собирались к полдевятого, ан не вышло (у меня)! К бабушке за цветами в восьмом часу утра, шлепанье кроссовок по мягкой грязи после ночной грозы, шесть мокрых нарциссов и, если не ошибаюсь, семь тюльпанов, один из которых, даже два, как мне показалось, ну никуда не годились! Но чтобы не обижать ни бабушку, ни тех, кто мне добровольно давал эти цветы, я, конечно, взяла все, поблагодарила и почапала до дому… Прихожу, время улетело куда-то уже в прошлое, ничего не собрано, я переволновалась еще: мама ушла на работу, а кто мне косички будет заплетать? Я чуть не разревелась, брата попросила что-то сделать, а он как пентюх. Вот и побежала в школу, благо – недалеко, даже еще ближе. Забегаю в школу, в руках гитара, пакет, цветы, от которых немного фартук испачкался. Как зареву тете Наде да тете Шуре:
- Ну вот, посмотрите, щас облетят цветы-то! Раскрылись так сильно, что мне с ними делать? А-а-а…
- Да ты не волнуйся, они не облетят, просто они ночью спят.
- Да я знаю, только вон они все раскрылись шире некуда, аж лепестки отвисают!
- Да не плачь, все будет хорошо!
- А Лен! Привет. Слушай, застегни мне на рукавах, вот, – так, знакомая-десятиклассница.
- Давай.
В общем, меня обслужили как подобается. И вот я уже бегу вверх через две ступеньки и врываюсь в родной класс. Три девицы под окном… Красивые, нарядные, бантики, хвостики, коротенькие формы.
- О, вот и Катька пришла!
- Девчонки! Давайте быстрей! Сделайте мне че-нибудь на голове! А то у меня дома вообще никого нет.
- Давай я тебе сделаю. А у тебя есть че-нибудь?
- В смысле? А! Бантики в пакете, сейчас.
- Ей резинки надо, а то слетят.
- Ничего не слетят, у меня тоже без резинок.
- А у меня белых и вообще нет!
- А у меня не белые, а просто… от трусов! Хх…
- Ха-ха! От трусов! Правда, что ли?
- Ды да. Ги-ги!
- Ой, не могу, рассмешила, а то я не выспалась, вот и реву, проснулась полшестого, так и не смогла заснуть потом – нервы!
- А я поздно легла вчера.
Потом пришло пополнение…
- А я вчера специально не ела вечером, чтоб мне форма налезла.
- И я тоже! – со сверкающей улыбкой говорила Наташка.
- Все ли, Свет?
- Да, сейчас, вот все.
- Ой, спасибо, что бы я делала!
Тут и парни заявились:
- О, кто пришел!
Они, конечно, такие все стеснительные, головы сразу вниз, в глаза не смотрят, улыбаются как-то застенчиво… И за гитару сразу…
…Вот мы уже в коридоре... В ожидании скорого выхода в большой светлый зал… Ругаемся, арём, как всегда, болтаем о ни о чем…
- Ну вот, куда мне девать этот цветок?
- Съешь!
- А ты отдай вон детишкам. (Света)
- Да у них своих цветов предостаточно.
- Дай сюда, – сказал Костик. Я ему отдала с превеликой радостью, да еще и с желанием узнать, что он будет с ним делать дальше.
А он просто протянул какой-то первоклашке этот разваливавшийся тюльпан и проговорил:
- На, возьми.
Та взяла беспрекословно.
- Ой мама, мы уже идем! – Светка меня напугала таким возгласом, что у меня чуть цветы из рук не вывалились.
Но я вроде бы без приключений дошла до стула и уселась.
Но что было потом! Меня прорвало буквально уже после одной из первых речей… Любка с самого начала и до того момента, пока я не прекратила реветь, твердила:
- Шешечка, ну не плачь, а то я сейчас заплачу! Ну не плачь, а то я сейчас тоже зареву, ну не плачь! – а меня еще больше трясти начало, я как уткнусь ей в плечо – более или менее успокоилась…
Дарили первоклассники нам колокольчики, звоночки такие маленькие, а мне не досталось. Ну вот, думаю, а я тут еще разревелась, когда они пели, а Любка мне и говорит:
- Да не плачь ты, сейчас тебе отдадут.
- Да я не из-за этого, вообще остановиться не могу, еще песню эту спели, не могу, блин…
- Нате, передайте Кате <…>
- На, возьми.
- Ага, спасибо, – слезы вытираю… а они все льются, ни пойми, откуда берутся.
Потом десятые классы выступали… Какую песню пели! Ну ладно, не буду, а то прям щас разревусь! А ведь мы вместе больше не пойдем на урок! Да это я так, бросьте, не обращайте внимания, крокодильи слезы.
А когда сестра одноклассника моего (она седьмой заканчивает) пела: «…И уже других качают наши школьные качели. Школа, школа, я скучаю, как мы быстро повзрослели!», я еще не плакала. А вот как посмотрела на впереди сидящую Ольку, как она вытирала льющиеся, казалось, непрерывно слезы, снова закатилась. Смотрю, и Наташку схватило, я думаю, что ж это такое! А остановиться не могу, да еще и пою вместе с ней.
А потом и мы выступали. Капитально все перепутали, все слова затерялись где-то в памяти, конечно, от волнения… По несколько раз одни и те же слова повторяли… Как весело и одновременно грустно нам всем было!
Финальная песня наша прозвучала, вот и мы должны были вшестером петь другую «нашу». А вышло всего трое… Как я разозлилась на Светку!
- Свет, ты пойдешь, никуда не денешься, – говорила я твердо, – Все, ты идешь, а не идешь, я тебя потащу!
- Нет, Кать, я не выучила ее, Кать, я не пойду, – застонала Светка.
Так и не вышла (зараза!)
- Че же ты дома делала! – вмешалась Олька.
- Ладно, че бы она там ни делала… – мне уже все равно было.
А когда мы вышли (втроем), я уселась и заметила, что Юльки нет. Дернула девчонок, чтобы они ее позвали, а она чего-то ни туда и ни сюда. Ладно, сыграли, спели, только они заспешили в конце, я им еще громче дрынкать да голосить, чтоб они подстроились, а – ни в какую! Наверно, тоже переволновались, что ли…
Может, еще напишу, как праздновали наш самый последний школьный звонок. Там вообще улет был. Я же не пила, дык это была умора просто, прикол! Наверно, мой самый большой и самый лучший праздник до сего времени!

19:05 

Обернувшись назад, что же я там увидела?

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
КОГДА-НИБУДЬ СРЕДИ БУМАГ
ПОКРЫТЫХ СЛОЕМ ПЫЛИ,
НАЙДЕШЬ ТЫ КАРТОЧКУ СВОЮ
И ВСПОМНИШЬ КАК ДРУЖИЛИ.
от Любахи С и Надюхи К

…Пожелания и подписи расположились несколько хаотично на обратной стороне нашей школьной фотографии…
«Катюшка желаю тебе всего хорошего» И подпись, благодаря которой можно все-таки выяснить, кто автор этого пожелания.
«Алая роза упала на грудь,
Милая Катя
Меня не забудь!» «Я милого узнаю по походке…» Так и тут: Наташкин почерк вряд ли примешь за чей-либо другой.
…А Света расписала около половины «общей отведенной территории».
…Вот подпись, кто-то с чресчур большим старанием нажимал… Мда… Тяжелая мужская рука, что тут поделаешь?
…Вот Любка, точнее ее пожелание и подпись «Любашка !» Только немного в другую сторону наклон.
«Удачи тебе во всем.» И подпись нашей классной.
Да…
<…> …Это … так печально!
<…>
- Потому что люди должны расставаться! Всегда! <…>
- Я думаю, нам это нужно. <…>
И поэтому это печально!
<…> … (Some more events)
- Ты прав, нам нужно расставаться… для того, чтобы встретиться снова!



19:32 

Информация к чьему-нибудь размышлению

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
И улыбаясь мне…
Ты улыбнулся мне в тот самый раз,

Когда глаза мои болели ожиданьем,

Трепещущим, срывавшимся молчаньем;

Горела как в жару большим желаньем

Неутомимо ждущих пара глаз…

Наша последняя с тобою Осень…
Здравствуй, моя единственная любовь всегда и во все времена! Только не говори мне: «Помилуйте, к чему воспоминанья?» Всего запомнить невозможно, но зачем нам все-таки дана память? Чтобы никогда не забыть самые лучшие, самые счастливые моменты нашей жизни, все самое хорошее… «А все хорошее не забывается…» И с тобой связаны одни из самых лучших моментов моей жизни…Дальше нельзя разобрать совершенно ничего из написанного так старательно на когда-то белом листке бумаги. Дальше идут такие же прекрасные и дышащие любовью слова, но размытые и оставшиеся в вечности как признание в любви через несколько лет после расставания, и которые никогда не будет способен забыть тот, кому они были посвящены, не исключая даже случая смерти.



«Я сохраню это письмо в себе, я унесу его с собой, когда отправлюсь к тебе, потому что это последнее Твое слово, которое не смогла покорить вечность, которое мне очень дорого. Потому что оно (пауза небольшая) – последнее Твое слово на Земле…»

Так он говорил, стоя у памятника, на котором было чьими-то руками выбито ее имя, значащее для него сейчас не более не менее, как раскрашенный осенью лист, оставшийся у него до зимы. Он вспомнил: она этот листик ему подарила. А сейчас ее имя стало таким же ни живым, ни мертвым листком осени прошедшей, но обещающей вернуться.

«Мы обязательно будем вместе. Этого хочет наша осень, почему жизнь так коротка, я не хотел покидать тебя, я никогда не прощу себе эту ошибку…» Он рыдал безудержно, и только ее голос, доносящийся откуда-то из стороны, занесенный смелым и вечно щедрым ветром… Ее голос пробудил его рыдающую душу к ответу на все его вопросы…

«Мы еще будем жить, мы снова найдем друг друга, ах, как хочется, чтобы поскорее! И снова будет осень, и лето, и зима, и весна будет, только не нужно думать… Нужно только любить. И ты простишь себе все, потому что я простила все себе и всему миру... Мы должны совершать ошибки, чтобы найти самое главное в жизни, самое главное, чтобы любить, дарить нашу искреннюю любовь людям и обрести в этом истинное счастье…»

(с) Облако_в_тапках (28 Мая 2004 г.)

19:41 

Еще немного поразмышляйте

зато мой друг лучше всех играет блюз (ц)
Кто принес ему эту страшную весть о том, что она попала в аварию? Он сидел на кресле, бессмысленно нажимая на кнопки пульта от телевизора, переключая каналы, смотря на стену за телевизором и видя там каждый раз одни и те же слова: «Я люблю тебя». Глаза его были сухие, ни капли слезинки не пролито было с того момента, как эта ранее не существовавшая мысль постучалась с наглой уверенностью в его голову. Дверь была приоткрыта немного, окно в комнате, где он сидел, было наполовину занавешено. Он встал и снова сел. Потом снова встал, взял со стола лист бумаги, на котором неровным почерком было что-то написано. Ее наброски, первые строчки любви, оставшиеся, благодаря какому-то странному случаю, на бумаге, они были такими свежими, будто только сейчас она сидела на стуле возле его стола, писала их, наверное, вышла на минутку и через мгновение вернется. Но уже не верилось ни во что, ни в то, что с ней что-то случилось непоправимое, ни в то, что она скоро вернется… Какая-то сила давила на него сверху, и другая притягивала к дивану. И он не мог пока найти силы для того, чтобы подняться. И уже он не знал, о чем думать, казалось, в его голове ничего не было, ни единого отзвука прошлого, ни жестокого стука настоящего, а о будущем никто никогда ничего не знал и не будет знать, потому что и не нужно. Лишь в сердце что-то дергалось, прыгало, рвалось наружу, в жизнь, и он выпустил свои слезы… Медленно по щекам скатывались полные горькой боли… И он читал первые ее строчки, такие прекрасные и наполненные самым важным смыслом, самым главным чувством; она никогда раньше не писала, и это были самые первые ее «строчки любви».

Удача не оставила ее близких и ее саму. Ничего страшно серьезного, как чувствовал он, не произошло. Она была жива, и ее силы все еще принадлежали ей. Через несколько недель он забрал ее из больницы.

А через несколько месяцев они вместе разбились на самолете.


(с)Облако_в_тапках

Ain't no use in pretending

главная